АВТОРИЗАЦИЯ НА САЙТЕ
ПОИСК ОТ ЯНДЕКСА

Занятия айкидо в Москве
ОБЪЯВЛЕНИЯ


Место для вашей рекламы
ПОПУЛЯРНОЕ




Наши партнёры


Место для вашей рекламы
АРХИВ НОВОСТЕЙ

 

 
 
 
 
Аниме онлайн
Просмотр аниме онлайн в реальном времени
Аниме онлайн


НАШИ ПАРТНЁРЫ


Место для вашей рекламы
Shop.Aikidoka.ru
Пишем по-японски. Азбука Катакана
Предлагаемое пособие представляет собой рабочую тетрадь для ...

Пишем по-японски. Азбука Хирагана
Предлагаемое пособие представляет собой рабочую тетрадь для ...

Подготовка к квалификационному экзамен ...
Вашему вниманию предлагается книга для подготовки к ...

Айкидо и Путь самурая
Айкидо и Путь самурая. Главная страница Айкидо и Путь самурая. Обратная связь Карта сайта 'Айкидо и Путь самурая'

Философские трактаты

Здесь собраны основные философские трактаты древней Японии:
- Миямото Мусаси и его великолепная Книга Пяти Колец (Го Рин но Сё), которая является настольной книгой каждого, кто занимается фехтованием.
- Ямамото Цунэтомо и его Хагакурэ - "Сокрытое в листве", самый авторитетный из древних трактатов посвящённых Бусидо - "Пути самурая" который являлся кодексом самурая
- В разделе "Дзен и фехтование" собрано большое количество материала, касающегося Меча самурая, посведневной жизни самурая, школам фехтования: Катори Синто рю, синкагэ рю, секретам фехтования...
- Юдзан Дайдодзи и его Будосёсинсю описывающее бусидо с точки зрения современника той эпохи является настольной книгой самурая.

Раздел Название темы Ответов
» » Психология фехтования. Часть III.







6 июн 2007

Психология фехтования. Часть III.

| Автор: Vadim | Все новости от 6 июн 2007 |

Часть I Часть II Часть III Часть IV

Часть III


Внимание! У вас нет прав для просмотра скрытого текста.

Докё Йэтан (1641 - 1721 гг.), более известный под именем Сэдзю Ронина (Сэдзю Старый джентльмен), был учителем Хакуина (1695 - 1768 гг.), одного из великих учителей Японии. Сэдзю Ронин однажды принимал посетителя-фехтовальщика, и тот сказал: "Я занимаюсь фехтованием с детских лет и за двадцать лет успел изучить секреты многих школ фехтования. Теперь я хочу основать свою школу, но пока не могу понять, какой принцип положить в основу новой школы. Все мои усилия основать конечное мё не приводит к успеху. Не могли бы вы мне помочь?"

Внимательно выслушав фехтовальщика, Сэдзю Ронин подошёл к нему и изо всех сил трижды ударил его обоими кулаками, а потом ударом ноги бросил его на землю. Конечно, это был довольно грубый приём, но он достиг цели, фехтовальщик пережил сатори. Говорят, что это переживание открыло ему новые горизонты в его искусстве.

Слух об этом посещении дошёл до фехтовальщиков всей округи и они стали посещать Сэдзю Ронина, спрашивая его, как им объединить дзенский опыт с их профессией. Однажды они пригласили Сэдзю Ронина к себе выпить чая и посмотреть на их поединки. И наконец они сказали ему: "Что говорить, вы великий учитель дзен, в теории вы сильны, но если дело коснётся практики, если вы возьмёте в руки меч, тут вам нас не победить".

Сэдзю Ронин ответил: "Если вам хочется ударить меня, ударьте, но боюсь, что у вас ничего не получится".

Фехтовальщики с сомнением переглянулись и сказали: "Так вы действительно разрешаете нам попробовать?"

Ронин согласился. Они встали, намереваясь сразиться с дзенским учителем, однако Ронин отказался взять меч, сказав: "Я буддист. Вот у меня веер, пусть он и будет моим оружием. Ударьте, как только будете готовы. И если вам это удастся, я признаю вас хорошими фехтовальщиками".

Подняв мечи и издавая оглушительные крики, они пытались ударить учителя, но его веер мелькал то здесь, то там, и они никак не могли попасть в него. Их мечи всё время пролетали мимо и в конце концов им пришлось признать поражение.

Позднее один монах спросил Ронина: "Насчёт дзен я ничего не могу сказать, но где вы так научились владеть веером?"

Ронин ответил: "Когда приходит истинное прозрение, когда нет никаких препятствий, истинное прозрение касается всего, включая и фехтование. Обычно люди привязаны к именам и, когда они слышат какое-то имя, название или слово, в их уме происходит различение и отделение. Обладатель истинного ока видит всё в его собственном свете. Когда он видит меч, то сразу знает, как с ним обращаться. Он противостоит множеству вещей и не путается".

Внимание! У вас нет прав для просмотра скрытого текста.

Такэно Сигэёси - один из величайших фехтовальщиков современной Японии, в недавно написанном им трактате о "Бамбуковом мече" говорит о психологии фехтования:

"Когда выбранный мной бамбуковый меч больше всего подходит мне по весу, форме и т.д., тогда легче всего достигается единство меча и моего тела. Само собой разумеется, что лелеять мысль о борьбе или победе, или демонстрировать своё искусство, - это погибель для фехтовальщика. Но когда вы избавились от этих мыслей, как и о мысли о своём теле, вот тогда может быть достигнуто настоящее единство. Тогда ваш меч - это вы, а вы - это ваш меч и между вами нет различия. Это называется психологией муга (или не-эго, не-ума). Это, видимо, соответствует тому, что в буддизме называют состоянием пустоты. В этом состоянии все мысли и чувства, которые могут препятствовать свободному владению обретённой техникой, устранены, и человек возвращается к тому "изначальному уму", который управляет деятельностью его организма. Иногда мне кажется, что то же происходит и с мастером-кукольником, когда он всецело поглощён своей работой. Он тогда тоже не проводит различия между собой и куклой, которую держит. Игра тогда в действительности становится искусством, когда художник забывает о себе и погружается в состояние пустоты. Некоторым кажется, что всё-таки фехтование дело совсем иное, потому что перед ним живой человек, который только и ждёт момента, чтобы нанести удар, но я так не думаю. По-моему, если фехтовальщик и кукольник пережили состояние идентификации (эмоциональное слияние личности с чем-либо), единства, то большого значения не имеет с чем они работают. Когда единство осознано, я, как фехтовальщик, не вижу перед собой никакого противника, который пытается меня ударить. Я сливаюсь с противником, каждое его движение, каждую его мысль я слушаю, как свои. Я интуитивно, бессознательно знаю, как его ударить. Это всё так естественно".

Мастер Такэно верно описывает ум фехтовальщика, когда он встречается с противником. Пока он сознаёт, что стоит перед противником и старается правильно использовать технику, которой научился, - он ещё не совершенный фехтовальщик. Он должен забыть, что у него есть тело, называемое Такэно, и что тело его держит меч, и что он противостоит другому отдельному телу. Во время поединка у него нет ни тела, ни меча. Это, однако, не значит, что всё совершенно исчезло, потому что некто действует, активно передвигается, мыслит. Это некто - господин Такэно и другие фехтовальщики. Такой ум даосские и буддийские философы называют следующими именами: изначальный ум (хонсин), или ум младенца (акаго но кокоро), истинный или совершенный человек (синдзин), изначальное лицо (хонрай мо мэммоку).

Эта чудесная "несуществующая" сущность "думает и действует", не думая и не действуя. Согласно господину Такэно, оно воспринимает все мысли, которые рождаются в голове противника, как свои собственные и "он" действует адекватно. "Он" в этом случае не он, но и не "не-он". Когда этот "не-он" падает, он не знает, кто упал - "он" или "не-он". Когда всё кончено, "изначальный ум" возвращается обратно к самому себе, т.е. к своему собственному сознанию. Это есть пробуждение "одной мысли", т.е. отделение света от тьмы (итинэн), субъекта от объекта, возникновение двойственного мира. Ашвагхоша, автор "Пробуждение веры", называет это "внезапным пробуждением мысли". Это та ситуация, в которой господин Тадзима или Такэно обнаруживают себя стоящими перед поверженным, так называемым "врагом".

Стихотворение Эмерсона "Брама" хорошо иллюстрирует психологию совершенного фехтовальщика:

Если кровавый убийца думает, что он убивает,
Или убитый думает, что убит.
Они не знают неуловимых путей.

Я сохраняюсь и ухожу, и возвращаюсь опять.
Далёкий или забытый для меня близок,

Тень и солнечный свет - одно,
Исчезнувшие боги ко мне приближаются,
И одно для меня хула и слава.

Болезнью заплатят те, кто меня упускает,
Когда мною летят, я сами крылья,
Я сомневающийся и сомнение,
И я гимн, что поют брамины.

Могучие боги тоскуют о моём прибежище,
И тоскует напрасно священное Семь,
Но и ты, смиренно любящий добро! -
Найди меня и вернись на небо.



Японский язык. Уроки он-лайн
Комментарии (0) | Просмотров: 4826 | << Назад
Дзен и фехтование
  • 0




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.